График работы
Педагогам, воспитателям, родителям
Детские библиотеки на карте Омской области






Поиск по сайту
  • 17.09.2018

    В первые недели сентября учащиеся начальных классов БОУ «Тарская СОШ№4» и БОУ «Тарская ООШ№12» отправились в весёлое путешествие «От альфа и омега, до ctrl и delete». Ребята вместе с сотрудниками Тарской центральной районной детской библиотеки «побывали» в странах Европы и Азии, где узнали о традициях празднования начала учебного года, познакомились с особенностями организации учебного процесса в Германии, Италии, Японии и других государствах.

  • 17.09.2018

    С началом нового учебного года Тарская центральная районная детская библиотека заметно преобразилась, надев осенний наряд. Предлагаем прогуляться по залам нашей библиотеки, где к сентябрю были оформлены новые выставки.

  • 17.09.2018

    17 сентября Оконешниковская центральная детская библиотека организовала час этикета «Человек среди людей: этика общения и поведения» для учеников пятого класса.

  • 13.09.2018

    В Шербакульском Секторе по работе с детьми и молодежью проведена беседа с мультимедийной презентацией о важности энергосбережения «Берегите электроэнергию и природные ресурсы» – для детей из группы продленного дня адаптивной школы.

  • 13.09.2018

    Волонтёры отряда Называевской детской библиотеки «Радуга добрых сердец» провели акцию, целью которой стала пропаганда жизнеутверждающих ценностей как профилактика суцида.

Книги, которые стоит читать!

 

 

 

Зайцева, О. В. Три шага из детства: повесть: [для среднего школьного возраста;12+] - Москва: Детская литература, 2017. – 369 [7] с.: ил. – (Лауреаты Международного конкурса имени Сергея Михалкова).

 

Почему нельзя жить, не мучая друг друга, чтобы всем-всем было хорошо и радостно?!

 

12-тилетняя девочка Саша живет в Петербурге с мамой и бабушкой. Еще у нее есть тетя Лида, теоретически живущая отдельно, в своей однокомнатной квартире, но почему-то все время проводящая в доме героини – Саша даже не разделяет маму и тетку и называет их «сестрицы». Девочка наблюдательная, вредная, задиристая: очень критично относится к женщинам своей семьи: «Лидочка надменно называет драники «чадной кухней нищеты», но способна за раз умять их не меньше дюжины», «С нашей Лидой тяжело! Когда она утром появляется из дверей ванной в бархатном халате цвета индиго и крупных бигуди на голове, то в доме сразу повисает грозовая атмосфера. Как будто большая лиловая туча заполняет квартиру. И скандал рождается сам, безо всякой причины, из воздуха, наподобие шаровой молнии», «Меня убивало то, что мама вдруг стала чужой и какой-то противной, много и фальшиво смеялась…» Однажды учительница по литературе дала задание Саше и ее одноклассникам - написать историю семьи: «Это сейчас очень модная тема – наши корни! – пояснила она. – Так что поинтересуйтесь у своих родных, кто у вас были дедушки, бабушки и прапра… Думаю, это будет всем интересно». Саша долго тянула с выполнением задания, так как ей, «честно говоря, наплевать на эту нашу биографию». Но делать нечего, пришлось задание выполнять. «Биография семьи» оказалась небогатая, зато Саша нашла фотографию своего отца: «отец был снят где-то на улице. Смешной, лопоухий, с торчащими в разные стороны волосами, и глаза такие же голубые и «в кучку», как у меня», и решила с ним познакомиться, ну, возобновить знакомство(?). Они с отцом друг другу понравились, и «бразильский сериал» неожиданно превратился в обычную житейскую историю. Собственно, вся книга состоит из житейских историй, в которых случаются поездка на дачу и в Париж, кот Пушок, бабушкин дружок, и собака Маруся, любительница винегрета, вырубленная роща и семейный розмарин. Какие-то события забудутся со временем, какие-то запомнятся надолго или навсегда. К концу повести девочка Саша вовсе не становится маленьким ангелом, фея-крестная не появляется из угла за очагом: «А там, за стенами нашей квартиры, куда-то спешили веселые и счастливые люди, только я здесь валялась, всеми забытая и больная. Как все несправедливо в жизни!— А почему, бабушка, одним достается все, а другим — ничего?— Как это ничего? — поинтересовалась бабушка. — Кого ты имеешь в виду? Уж не себя ли? Я засопела и отвернулась к стене. Ну, конечно, и себя тоже. У других и отцы, и машины, и деньги, без проблем, и заграницей живут, а мы всё копейки считаем, занимаясь «любимым делом жизни» — ха! И знакомые у нас такие же»… Саша набьет еще немало шишек, будет разочаровываться и вредничать, злиться на родных и малознакомых людей - с ней произойдет еще много разных историй. Ведь из маленьких событий складывается большая жизнь. Так люди и взрослеют. Но это будет уже другая книга.

Иллюстрации в книге сделаны автором Зайцевой О. В. – профессиональным художником.

 

 

Сабитова, Д. Где нет зимы: повесть : [для среднего школьного возраста; 12+]. – Москва : Самокат, 2011. – 173 [2] c.: ил. – (Встречное движение).

 

…японские художники всю жизнь учатся рисовать ровный круг. Мне Паша рассказал.
По-моему, это очень глупо с их японской стороны.
Есть циркуль. Или можно взять стакан, поставить его и аккуратненько обвести. Получится ровный круг.
А всю оставшуюся жизнь можно потратить на что-нибудь другое

 

Мне даже в голову не приходило, что взрослые могут бояться каких-то еще более взрослых, я думал, взрослые - монолит, все заодно.

 

Маленькая повесть Дины Сабитовой - о мальчике Павле – не Павлике, не Паше – именно Павле и его сестре Гуль. Совсем недавно у них были бабушка и мама, странная и неприкаянная («Знаешь, Лялька, - грустно говорит Шура, - я не понимаю, зачем ей дети. Как-то так вышло, что они у нее есть - и такие чудесные. Но, кажется, ей в этой жизни нужно что-то совсем другое»), дом – старый, деревянный, с «удобствами» во дворе, дровяной печью, но свой – родной и теплый. Но бабушка умерла, а мама пропала, и брат с сестрой переезжают в приют. Жить в приюте можно, но это – не дом, а так, пристанище. Выясняется, что у Павла есть отец где-то в Сибири, который согласен взять в семью Павла – но не Гуль. Отец Гуль - турок, и он готов заботиться о Гуль - но не о Павле. А Павел и Гуль - семья, и пока у них есть дом, есть якорь – есть и семья. («Человеку нужны корни. Ты станешь старше - поймешь. Это в детстве кажется, что ты сам по себе и в центре вселенной. А потом видишь: ты связан с другими людьми тысячами ниточек, тут связан, там… И каждая такая нитка, если она оборвана, взрослым человеком воспринимается как очень горькая потеря»). Это понимает чужая женщина Мира, мать одноклассника Гуль, которая берет брата и сестру под опеку и даже переезжает в старый дом, хотя ее сыну Мишке это и не нравится: «Я хотел в своем доме жить - он в своем хотел. Может быть, он до сих пор по своей квартире скучает и злится, что из-за нас чуть не все в жизни поменять пришлось. Маленьких особо не спрашивают, им приходится идти туда, куда взрослые ведут». Сам Павел очень взрослый и ответственный мальчик – а как иначе? Хотя… «Третий человек говорит мне, что я веду себя как старик. Что я все стремлюсь держать под контролем.- Это неестественно в твоем возрасте! - горячилась Мира, постепенно повышая голос. - Тебе тринадцать лет! Ты должен прогуливать уроки, пытаться тайком курить за школой, хамить взрослым, раскидывать по дому грязные носки и… Вот если я еще буду раскидывать по дому грязные носки, тут начнется конец света. Так я и сказал. А Мира вдруг как хлопнет по столу ладонью: - Да перестань ты изображать из себя всехнего папу! Хватит! Взрослая тут я! Я за все отвечаю! Расслабься уже, просто живи!» Не получается. Пока никак. Павел слишком привык быть единственным взрослым в семье, где мама ищет себя, а сестра мала. Даже к Мире он относится …снисходительно: «Ну что такое парикмахер? Обслуживающий персонал. Какие у них, у парикмахеров, интересы? Сериалы да любовные романчики. Мира, конечно, хороший человек и, кстати, сериалы не смотрит, некогда ей… Что она читает, я внимания не обращал. Но вряд ли, к примеру, ей будет интересно разговаривать про Стейнбека или Умберто Эко. Я в Умберто Эко тоже мало что понимаю, но я пойму. А парикмахер - это предел. Потолок». Всем им предстоит притираться друг к другу, научиться слушать и слышать, принимать чужую точку зрения …хотя бы к сведению. И если сейчас домового Аристарха видит только Павел, то, возможно, со временем, когда дом станет родным для всех, увидят и остальные: «Хорошо, что я пошел прямиком домой. Дома тепло. «В доме, где живет Семья, нет зимы».

 

 

Раин, О. Остров без пальм: [молодежная романтическая повесть для среднего и старшего школьного возраста: 12+] - Москва: Аквилегия - М, 2016. 221[2]с.: ил. – (Современная проза).

 

Конечно, у нас все друг друга не понимают: государство — народ, преподы — учеников, родители — собственных детей, но все равно ведь живем! Потому что знаем: мир — это джунгли, и каждый из нас мучится на своем маленьком необитаемом острове, тоскуя о бродяге Пятнице. Можно, конечно, слезы лить, а можно относиться вполне по-философски.

 

«В один прекрасный день приехал Бизон и забрал нашу маму. Вместе с Глебушкой и парой чемоданов вещей в придачу. Забрал добровольно-принудительно, поскольку мама отправлялась с ним по собственному желанию и нашему нехотению. Только кто нас спрашивал? И Глеба, кстати, тоже никто не спросил. В восемь лет таких вопросов вообще не задают, — хватают под мышку и уносят. Все равно как шляпную коробку или кулек с мусором». Так начинается история, рассказанная тринадцатилетней Ксюшей про то, как мама ушла из семьи. К Бизону, местному олигарху, который «обожал деньги. Он ими оклеивал весь видимый и невидимый мир. Свой, разумеется», Глебушку увезли в дом – имение – Бизона, засыпали игрушками, оставили с няней и уехали к другому море-окияну. Где белый песок и пальмы. Тогда Ксюша взяла и похитила брата. И отправилась с ним на единственно доступный ей остров, без пальм и песочка – ржавый остов почти затонувшего корабля. Таких кораблей там, где живет Ксюша, на берегу мелеющего Азовского моря, много. Переправить их в более полноводное море невозможно, вот они и ржавеют там, где плавали когда-то. А побережье застраивают такие крутыши, как Бизон. Скоро у Ксюши не будет не только семьи, но и дома, родины: «Вы скажете: все любят свою родину, но моя любовь все-таки была втрое и вчетверо сильнее. Потому что я знала: дни ее сочтены, и очень скоро она просто-напросто исчезнет. Когда с чем-то прощаешься навсегда, любишь гораздо острее. То же самое происходило со мною. Курортные новостройки, дороги и подпоясанные оградами крепости-коттеджи теснили береговую полосу, сминали бульдозерным ковшом старенькие хибары и вольные тополя. Это походило на нашествие, однако никто не мог ничего поделать. Там, где ютилась миндальная рощица и где я успела в малышовые годы поиграть в прятки, теперь грузно теснились девятиэтажные кубы курортного комплекса». А Азовское море – это история. Тысячи лет назад здесь были и скифы, и греческие города. Их занесло песком, а может, они ушли под воду. На побережье работают археологи. Пока. Даже если они что-то найдут, им придется пободаться с целым стадом Бизонов, чтобы сохранить свои находки. История Ксюши заканчивается вполне себе хэппиэндно, но, как ни странно, конец в ней – не самое важное. Важное - это то, что Ксюша думает о жизни, и не только Ксюша, но и ее друзья, отец, Глебушка, археологи и даже Бизон. Жизнь поворачивается разными сторонами, и только так ее можно понять и оценить.

 

Екатерина Валентиновна Маркова,
библиограф информационно-библиографического отдела