• Логотип
  • Цитата месяца
  • Скоро в библиотеке
  • Выставка новых поступлений
  • Безопасный интернет
  • Апельсиновые окна
  • Скажи наркотикам - нет!

Шапка сайта


Соцсети

FB VK YT TW ML OK G+ IM

График работы
График работы
Педагогам, воспитателям, родителям
Детские библиотеки на карте Омской области
Поиск по сайту
  • 15.11.2018

    В 2018 году исполняется 110 лет со дня рождения Николая Носова – одного из самых любимых и веселых детских писателей.

  • 15.11.2018

    14 ноября в Черлакской детской библиотеке состоялся семинар для сельских библиотекарей «Выставка в библиотечном пространстве», на котором были подведены итоги районного конкурса среди сельских библиотекарей на лучшую электронную (виртуальную) книжную выставку «От стеллажа в Интернет».

  • 14.11.2018

    С целью знакомства детей с этикетом 8 и 9 ноября Кормиловская детская библиотека провела познавательную игру для дошкольников Кормиловского детского сада №1.

  • 14.11.2018

    13 ноября Кормиловская детская библиотека провела литературно-музыкальную композицию «О красоте, природе и человеке», посвященную 200-летию со дня рождения И.С. Тургенева. Участниками мероприятия стали учащиеся 5 класса МБОУ «Кормиловская средняя школа №1».

  • 13.11.2018

    В Называевской центральной детской библиотеке прошел библиотечный урок «Эти книги - гордость библиотеки», на котором гимназисты 3-го «Б» класса познакомились с книгами для любознательных.

Книги, которые стоит читать!

 

 

 

Веркин, Э. Герда: [роман для среднего школьного возраста; 12+] / Веркин. – Москва: Эксмо, 2014. – (Современная проза для подростков). – 384 с.

 

Надежда – неверная сестра, чудес не бывает, земля круглая, хотя раньше лежала на черепахе.

 

Моя мама считает, что детей надо воспитывать личным родительским примером. Так завещал великий Корчак, Майк Тайсон педагогики. Поэтому она нас таскает за собой. В больницу, чтобы мы знали, что на свете есть боль, икни, икни, Сиддхартха. В администрацию города, чтобы мы знали, что на свете есть бюрократы. На филфак, там еще теплится настоящая наука, у всех студенток под подушкой пожелтевшая фотокарточка Бахтина, а у всех трех студентов набит профиль Проппа под мышкой. В газету «Областное знамя» – дети, посмотрите, как выглядят лгуны. Завод «Гидростроймонтажтехника» – вот это, дети, называется физический труд. Следственный изолятор «Овраги» – а это, дети, бывает с теми, кто не хочет хорошо учиться и слушаться родителей.

 

Роман Веркина густонаселен: кроме пятнадцатилетнего мальчика Гоши (Игоря) и двенадцатилетней девочки Альки (Аглаи), от лица которых ведется повествование, их семьи – папы, мамы, двухлетнего Мелкого, имени которого мы так и не узнаем, старшей сестры Ады (Аделаиды) и будущего зятя Алексиса Симбирцева, 182-го в очереди на российский престол, в романе живут и действуют девочки Саша и Юля, мама Юли, жители поселка Торфяной, рабочие спиртозавода, группа «Анаболики бомберс», дамы-благотворительницы из фонда «Материнский рубеж», интернатчики, полицаи (так у автора), кинологи, врач-мозгоправ и собака Герда. Почему Герда последняя в списке, если ее именем назван роман? Потому что с нее все началось и ею же закончилось. В большом доме, спроектированном сумасшедшей дизайнершей, живет состоятельная многодетная (аж четверо детей!) семья. «Мать спасает мир и вообще и в частности, папа вяжет мушек из щетины белого медведя, сестра Аглая пишет пьесу «Мой друг Ктулху», сестра Аделина стреляет из лука по кабанам, брат Мелкий… Мелкий еще себя не проявил, но в нем тоже что-то есть, я в этом больше чем уверен. Он себе на уме, он думает в своем направлении». Проще говоря, папа работает - непонятно только кем – а в свободное время делает мушки для рыбалки из шерсти мамонта и еще каких-то экзотических и даже несуществующих зверей, мама занимается домом и благотворит в фонде «Материнский рубеж». Такие же, как она, обеспеченные дамы, целыми днями ищут, кого бы облагодетельствовать, а находя, делают это с помпой, шумом и телевидением. И байкерами. Байкеры – это так креативно! Маме важно, чтобы семья выглядела достойно ( « у нас большая многодетная семья, дружная, настоящая такая, с традициями, чай по пятницам, бадминтон по субботам, мужчины ходят на воскресную службу и держат винчестеры» между коленей, женщины прекрасно готовят шарлотку и солят огурцы, привозимые возами с суздальских полей»). И когда в доме появляется собака, ей покупают европейские – упаси боже, не Китай! – поводки и намордники, нескользящие поилки и кормилки, несгрызаемые резиновые кости, палки - кидалки, мячики-игралки, маячок, чтобы, если она не оценит своего счастья и сбежит, ее можно было бы найти по GPS. Собака появляется в доме после страшного происшествия: Гошу и Алю чуть не убили бомжи, когда они заблудились. ( « Это она, конечно, врет. Испугалась. И я испугался. Тут любой бы испугался. Но мне кажется, дело несколько в другом. Алька не то что не испугалась, она просто не поверила. Это было слишком… неправдоподобно. Это совсем не состыковывалось с нашим миром, мы шли себе, шли, и вдруг немного шагнули в сторону и зацепили другое. Совсем другое. На заброшенной дачной улице мы встретили… пришельцев, наверное, отец правильно сказал. Злых, голодных нелюдей с альфы Центавра. Центавров»). Собака подростков спасла. Породистая бойцовой породы собака с синими глазами. Как оказалось, проблемная. Проблема была очень большая и очень страшная. Решить проблему было, конечно, можно, но это требовало…усилий, самоотдачи, напряжения сил. Так далеко благодарность Орловых не заходила, и искалеченную благодарностью Орловых собаку приютили девочка Саша, совсем не пара Гоше, не его круга девочка, да еще и активистка движения «Булат», такого…негламурного, и ее мама, которая волшебно готовит. Невероятные вкусняшки: печенье, пирожки, морс и домашний лимонад - мама Саши каждый день возит к пассажирским поездам на станцию. Для людей, которых она больше никогда не увидит, женщина готовит, как для дорогих долгожданных гостей. Ее сопровождает собака в самодельном наморднике, перемотанном изолентой, с веревкой вместо поводка. По имени Герда. Помните, так звали маленькую самоотверженную девочку, которая отправилась через полмира спасать названного братца Кая?

 

 

Веркин, Э. Кусатель ворон: [роман; 12+] / Э. Веркин. – Москва: Эксмо, 2014. – 416 с. – (Современная проза для подростков).

 

Видишь ли, я с одаренной молодежью давно работаю, хорошо ее знаю… – Жмуркин нервно погрыз ноготь. – Одаренная молодежь – это, брат, ого, к ней в одиночку лучше не соваться, загрызет. Это не мы, однако…

 

Ты попал в прекрасную компанию, – сказала мама. – Будет где развернуться твоей мизантропии. Дерзай, сынок.

 

Мастерски написанная талантливым Веркиным, лауреатом и прочая, одним из заметнейших российских авторов, пишущих для подростков, обыкновенная road history., Типа такая как надо. Едут по Золотому кольцу 9 российских школьников («обычные наши люди. Золотая молодежь провинциального разлива – не самый худший выбор»), чьи папы-мамы имеют вес в провинциальном городке с населением в 57 тысяч человек. Едут вместо сирот … впрочем, та, из-за кого и заварилась эта поездка - филологическая девочка из интерната для туберкулезных детей, что-то там открывшая немецкое филологическое, тоже поехала.., плюс молодой, точнее – юный журналист и блогер, русский немец Витя Бернгат, педагогическая дама, молодой культуртгер и три немецких немца-подростка ( «Я заранее предупреждал немецкую сторону – нужны стойкие дети, привыкшие переносить лишения, трудности, неприхотливые в быту. Лучше всего из бывших наших или хотя бы родившиеся в этих семьях. На крайний случай малолетние немецкие преступники. Но наши не захотели возвращаться, преступники тоже отказались, немцы скаутов и подогнали. Как самых-самых оловянных. Хотя я их сильно предупреждал» ). В общем, едут по Золотому кольцу. Сердце России стучит вокруг и около: « …автобус вовсю катит по федеральной трассе. По сторонам мелькали деревни разной стадии заброшенности, постоялые дворы с заправками, лесопилки с горами отработки, всякая прочая разруха». Такое немножко инфернальное путешествие: вон угольная баржа на серой Волге, это тощий чугунный Левитан (памятник), еще видна старая церковь, покосившаяся, как Пизанская башня, «… белоснежные сахарные церквушки, близ воды непонятная избушка на курьих ножках, зачем она – не дает ответа». Местные жители туристам не особо рады ( «Понаехали тут… Скупили землицу, понавтыкали хором, цены как в Москве, да еще пляши перед ними с маракасами…да еще улыбайся, как друг». Сами путешественники тоже кучкуются по кастам и другим важным признакам: дети МВД и МЧС укрепляют союз силовых структур: он боксер, она красавица; педагогическая дама Лаура Петровна и ее затюканный сыночек Лаурыч – мама воспитывает, сына слушается; дочь пресвитера (читает и конспектирует душеспасательные книги) и сын хирурга сами по себе, сиротки - туберкулезники числом 2 штуки, немцы…оказывается, глухие. Два из трех. И альтернативно одаренный (дурак, то есть) Пятахин. Повествование ведется от лица «юного журналиста, привыкшего троллить окружающих – наивным немцам от него достается по полной: «Немцам полезно будет, посмотрят, как мы тут живем, в следующий раз три раза подумают, прежде чем по утрам к нам соваться». Пацан даже думает заголовками и тегами: «Ага, газеты, новостные ленты, «Твиттер», я представил, как раньше. Ихние. «Юноша с ограниченными возможностями варварски брошен в русском болоте». «Бессердечие. RU».Наши. «Глухонемой немец-калека утопился в бывшем скотомогильнике». «Немецкий дайвер загрызен пиявками». «Тритоны сжевали тевтона».

Автобус ехал-ехал и сломался: обоими передними колесами угодил в промоину на дороге. Путешественники попадают в умирающую деревеньку Ефимов Ключ, где живет три старушки («в ассортименте») и странный десятилетний мальчик Давид Капанидзе, голубоглазый блондин, босой и в рубище. И вот тут-то представитель свободной прессы замечает, что все как-то …не так. Спутники…изменились. Происходят странные вещи с ними и вокруг. Да и сам он уже немножко другой. Он вдруг вспоминает, что его древний немецкий предок был по профессии кусатель ворон. Это вам не заказные отчеты о путешествии писать, пафосно и завирально. Какая- то другая жизнь пошла, все чудесатей и чудесатей: « гляжу на Снежану и не вижу новенькое здание МЧС, построенное на месте библиотеки. Я гляжу на Жохову и не вижу ее бесноватого папу-пресвитера, расстрелявшего как-то по весне всех городских дворняг из пневматической винтовки и обещавшего каждому, кто пожертвует его церкви половину имущества, Царствие Небесное. Я гляжу на Лаурыча и почти не вижу Лауру Петровну. И в Рокотовой я не углядываю носительницу болезнетворных бактерий, а вижу просто девчонку в контактных линзах, родители у нее тотальные алкоголики в Перми, а она сама интересуется немецким Возрождением». Отправляйтесь в путь по Золотому кольцу. Всякое случается в дороге.

 

 

Никольская, А. Валя оffline: [молодежные романтические повести; 12+] / А. Никольская. – Москва: Аквилегия-М, 2013.--33 с.

 

И если бы мне предложили что-то изменить в своем прошлом, в своём тринадцатилетии, до краёв наполненном маленькими и большими трагедиями и ещё большими радостями, я бы не стала ничего менять. Наверное, именно благодаря всей этой истории я вовремя поняла, что жить нужно в полную силу — здесь и сейчас, а не до и после.

 

Одно я знаю наверняка: люди не могут измениться, как бы того ни желали окружающие и они сами. Даже ради того, кого очень любишь, всё равно себя не изменить. Но ведь можно приспособиться друг к другу. Девочка Валя (« Дурацкое, дурацкое имя! Ненавижу его») переезжает с мамой из глухой деревушки в приморский городок. Мама – учительница, папы – нет. С мамой тяжело. Она знает как надо и чего нельзя. Нельзя дружить с деревенскими ребятами – у них гены родителей-алкоголиков, нельзя читать «Поющие в терновнике», а надо былину про Микулу Селяниновича, нельзя много загорать и купаться в море: «Я привыкла, что мама всегда одинаковая — строгая и… Да, чёрствая, как позапозавчерашний батон. Как будто её, как Железного дровосека, сделали из железа, а внутрь положили только строгость и чёрствость. И больше ничего. Мама уже даже не батон, она кирпич, кремень, железобетонная конструкция! Её не прошибёшь ни слезами, ни из ручного гранатомета», «разговаривать с мамой — всё равно, что со встречным ветром». В городке, кроме моря, съемная хрущевка на пятом этаже, с хозяйкой-старушкой, которая ворует борщ прямо с кастрюлей, отсутствие мест в элитной школе по соседству… И тут появляется воскресший папа. То есть он и не умирал – ни он, ни его мама, любимая, хоть и немножко эксцентричная, бабушка Лиза. Это мама их убила и похоронила, не буквально, конечно, а так, солгала. И неважно, что дочери снились кошмары ( «… просыпаешься ночью, после очередного кошмара и думаешь, думаешь. Представляешь, как они с бабой Лизой там — в искорёженной машине…») - ушел из семьи - значит, умер. Так правильно. Папа молодой и красивый, богатый и успешный, женат на красавице Наташе. Они оба рады Вале. Не рада мама. В элитной школе все такие папы мамины дети, их привозят на дорогих машинах, возят по заграницам и планируют будущее вдалеке от России. У самой Вали есть план-мечта из нескольких пунктов, и один пункт рра-з - и сбывается! Ей понравился Максим, он славный и умный, они даже и в художке вместе учатся и любят рисовать море. Есть еще Дина, вроде подруга, а вроде и нет, и в этом надо тоже разобраться. Много чего должно еще случиться, чтобы Валина жизнь оffline изменилась. Чтобы она поняла, что не все так очевидно, как кажется. Что папа и мама – люди, и как все люди, ошибаются и платят за свои ошибки. Что не те друзья, кто так говорит и пишет online, что надо смешивать разные краски, рисуя жизнь. Что Морская Птица прилетает к тем, кто ее очень ждет. И выполняет самое заветное желание: «Я хочу, чтобы мы жили все вместе. Мама, папа, бабушка».

 

Екатерина Валентиновна Маркова,
библиограф информационно-библиографического отдела