• Год театра в России
  • Цитата месяца
  • Скоро в библиотеке
  • Выставка новых поступлений
  • Безопасный интернет
  • Апельсиновые окна
  • Скажи наркотикам - нет!

Шапка сайта


Соцсети

FB VK YT TW ML OK G+ IM

График работы
График работы
Педагогам, воспитателям, родителям
Детские библиотеки на карте Омской области
Поиск по сайту
  • 18.12.2018

    Читательница Тевризской детской библиотеки-филиала Каирханова Диляра – ученица 9 класса приняла участие в V региональном фестивале-конкурсе детско-юношеского поэтического творчества «Искрись стихами, моя юная душа» и стала дипломантом II степени в номинации «Лучший поэтический текст о героизме народа, солдата».

  • 18.12.2018

    18 декабря в Детском отделе Полтавской центральной библиотеки была организована встреча «Поезд дружбы», куда были приглашены участники Всероссийской олимпиады, состоявшейся 22 ноября 2018 года во всех регионах нашей большой страны под названием «Символы России.

  • 18.12.2018

    На старшем абонементе Саргатской центральной районной детской библиотеки оформлена выставка-информация «Кто, если не мы». На выставке представлена информация о волонтёрской деятельности, отражающая активное участие детей и подростков в движении добровольцев, газетные и журнальные статьи о волонтёрах и волонтёрских организациях, а также книги о доброте и милосердии.

  • 18.12.2018

    В Саргатской центральной районной детской библиотеке на старшем абонементе оформлена книжная выставка «Душа хотела б быть звездою», посвященная 215-летию со дня рождения русского поэта Фёдора Ивановича Тютчева.

  • 18.12.2018

    В преддверии новогоднего праздника библиотекари, читатели и волонтёры Называевской центральной детской библиотеки поздравили с наступающим Новым годом пенсионеров Дома ветеранов, подарив им самодельные открытки и запоминающийся концерт.

Книги, которые стоит читать!

 

 

 

Раин, О. Отроки до потопа: [роман; 16+] / Олег Раин. - Москва: Аквилегия-М, 2016. - 414, [1] с.

 

«— Не знаю, в наше время все иначе было. И лежачих старались не бить, и гашиш не курили… Скверное время вас приютило, Сереж. Я бы сказал — стервозное. Так что могу только посочувствовать. Серега опять набычился. Потому что не понравилось, как походя прошлись утюжком по времени и классу… Подумаешь, стервозное! Будто что-то они там выбирали! Времечко — это не товар на полке, какое досталось, такое и нюхаем… У них, с понтом, не стервозное было! В магазинах вон тараканы бегали, в войнушку игрались где ни попадя, за анекдоты сажали.»

Подросток Сережа Чохов учится в обычной средней школе и живет так, как и положено жить 14-тилетнему подростку. У него своя компания: хулиганистый безбашенный Гера, недотепистый толстоватый Андрей и ботан Тарасик, «свой» только частично. Своя компания нужна – это правило выживания в школе. В классе есть и другие компании: Сэма, мажора и манипулятора, Краба, почти бандита. Девчонки тоже как-то делятся на группки. И свою самость приходится доказывать ежедневно: в стычках с «охраной» Сэма, братьями-близнецами крутышами-каратистами, в конфликтах с Кокером: «всякий авторитет подобен теореме, которую следует доказывать ежедневно. И проще, чем драка, доказательства пока никто не выдумал. Короткая и эффектная победа обычно превращала теорему в аксиому, и вопрос, кто кого круче, хитрее и умнее, решался сам собой». В принципе Серега относился к своей жизни нормально, хотя то, «что нравилось тотально всему миру, у него частенько вызывало неприятие». Влюблен Серега в красотку Анжелу, которая постоянно находится в поиске самого крутого пацана. Ну, как влюблен… Четко отдавая себе отчет в том, какая она, Анжелка, на самом деле: «Может, верно говорят, что плохо родиться красивым. У некрасивых комплексы, они рвутся наверх, грызут удила, преодолевают барьеры — и становятся в итоге Бальзаками, Амундсенами и прочими Пушкиными. Красивые же плывут по течению безо всяких усилий. Потому как — на кой? Все без того их любят, по головушке гладят, в рот заглядывают. Вот и жуют себе травку, хлебают из подставленных ладошек, пребывая в полной уверенности, что мир — это райское пастбище, созданное сугубо для них». Но недаром говорят: любовь зла…

К счастью, книга не о любви – она о взрослении, о выборе позиции, о том, что равнодушие к чужой судьбе, к чужому горю, к творящейся несправедливости – это дорога в никуда: «В самом же деле, задергали человека! Скоро не за циркуль — за нож будет хвататься. И пришьет кого-нибудь — как в тех же американских школах. Каждый ведь месяц передают в репортажах! Типа, приходит какой-нибудь лоб со стволом и валит своих таких же. А потом вокруг ноют и удивляются — с чего бы? То есть сначала киновампирами мозги засоряют, сказочки о правах вкручивают, а потом удивляются. А фига ли удивляться? Если, скажем, у меня права и если я шпалер могу без проблем достать, то чего я буду терпеть Кокера, скажем, или Гошу с его дебильной физией!» И Серега вмешивается: не дает завучу Авроре Георгиевне и Сэму «сожрать» пожилую учительницу Маргошу, защищает друга Геру, хотя решение Гериной проблемы – временное: уж очень она … беспросветная: «Гера, в самом деле, не ведал, куда катится. И остановить его было некому. Родители куролесят, брат в тюряге, а Гера-то в чем виноват? Угораздило же его родиться в таком гнездышке! Побыстрей бы ему вырасти! — неожиданно подумал Серега. — Вырасти и сделать отсюда ноги — от папы с мамой, от брата-шаромыжника. Пока не утопили да не утянули с собой в болото. И лучше куда-нибудь подальше свинтить, пусть даже в другой город». Появление в классе девочки Евы приводит к тому, что Серега сознательно впутывается в очень серьезную передрягу, в бизнес Кентукки и Маринада, продающих школьникам наркотики: «Удерживала только мысль о Еве. Это ведь Кентукки ее на иглу посадил. А скольких еще девчонок и мальчишек не сегодня, так завтра соблазнится этой отравой! Кто-то умрет от передоза, для кого-то жизнь превратится в ад. И все только для того, чтобы Кентукки со своими гостями имел возможность жрать в три горла и шиковать на еврокурортах. Конечно, лучше бы этими уродами занималась милиция, но если не занимается, то что делать? Закрывать глаза и терпеть? А как быть тогда с Евой? Как быть с Герой, который тоже потихоньку подсаживается на коноплю?» Да, Сереге страшно – он же все-таки мальчуган, как говорит автор, но он «из племени сумасшедших, значит, понимает, что, спасая человека, спасаешь мир, а спасая мир, спасаешь себя. Конечно, тоже эгоизм, но ведь не самый подлый, не чернуха, не трэш. И если кому не нравится, то пусть сидит себе в четырех стенах, пусть живет в них чинно и правильно, блюдя себя, без нарушений правил дорожного движения, без ругательных слов и болезненных синяков. Только как же тогда быть с человеком? Тем самым, которого надо спасать? Ведь без него, бедолаги, рухнет весь мир, а с ним, как знать, могут обрушиться и ваши злосчастные стены…» Книгу стоит почитать тем, кто верит в торжество справедливости, кто хочет определиться со своим местом в жизни, кто не готов плыть по течению и пытается найти решение серьезных – и не очень – проблем.

В 2010 году за книгу "Отроки до потопа" Олег Раин был удо¬стоен звания лауреата сразу на двух литературных конкурсах - им. П.Бажова и «Камертон». И напоследок: почему книга называется «Отроки до потопа»? Ну, отроки – понятно: архаизм, означающий «подростки», те, кто не может «отречь» - сказать, ответить, чье слово пока не имеет веса. В смысле, в обществе. А «до потопа»… У меня есть гипотеза: название дано вопреки поговорке «После нас – хоть потоп». Такой вот оксюморон: решают те, кто ничего не решает. Думаю, Раин и его герой Серега считают, что нормальным людям – и подросткам в том числе - не все равно, что будет после них, какое наступит будущее. И наступит ли…

 

 

Чепурина, М. Мечта handmade: [повесть для среднего школьного возраста;12+]. - Москва: Эксмо, 2011. – 153,[7]c. – (Только для девчонок).

 

Ульяна Горохова – звезда. Типа. Длинноногая брюнетка с потрясающей фигурой. У папы и мамы есть деньги и, значит, Ульяна в шоколаде. Дружит Ульяна с Татьяной. Она, конечно, предпочла бы дружить с какой-нибудь знаменитостью, но есть плюсы и в дружбе с Татьяной: «Возможно, узнав, что мы дружим с Татьяной, вы сразу представили ее кем-то вроде меня: модницей и красавицей. На самом деле все обстоит совершенно иначе! Танька маленького роста, коренастая, с короткими ногами. Иногда я говорю, что ей следует похудеть, но Танька только отмахивается. Впрочем, может, и правильно. Высокая мода и дизайнерская одежда подруге все равно не светят, а всякое барахло, которое продается на вещевых рынках, как раз пошито на такие отстойные фигуры, как у нее. Родители у Татьяны довольно-таки бедные. С лица она тоже не очень: не то что страшная, но и до красоты ей далеко. Хотя, если честно, меня это не расстраивает: на фоне такой подруги я выгляжу еще лучше. Да и пацана она у меня не отобьет… Ну, в смысле, тогда, когда он появится». Однако с Танькой не скучно, с ней всегда можно поговорить, она готова поддержать и помочь. Словом, все у Ульяны было хорошо, пока она не влюбилась в мальчика из параллельного класса Гену Ищенко. И вот тут ее ждал облом. Нет, ОБЛОМ. Родители отказались купить платье цвета фуксии всего за пять тысяч, в котором Ульяна намеревалась покорять Ищенко. Сам Гена не ответил на ее просьбу включить ее в друзья, не реагировал на письма и фото – даже отправленные с разных адресов. Словом, полный игнор. И покупка платья стала для Ульны идеей фикс: вот наденет она платье и вся такая неотразимая впечатлит упрямого Гену. И тогда Ульяна решилась на крайние меры: заработать на платье! «Промоутер …Впрочем, все это было сущей ерундой по сравнению с тем, что уже к одиннадцати часам у меня жутко разболелись ноги. Перед выходом на работу руководство посоветовало надеть удобную обувь, и я выбрала свои самые лучшие, мягкие, кожаные… туфли на шпильках. Ну кто же мог знать, что все будет так плохо, и за смену я ни разу не смогу присесть?! Ясно же, что выглядеть хорошо хочется всегда, а особенно в первый рабочий день на новом месте! Правда, в какой-то момент в голове у меня промелькнула мысль надеть кроссовки или тряпичные тапочки, но что, если потом в классе пойдут разговоры о том, что «Ульяна раздавала на перекрестке листовки, одетая как колхозница»?! Я нарядилась во все самое лучшее. И вот теперь узкие джинсы натирали мне все, что можно, браслеты мешали, тяжелые серьги невыносимо оттягивали уши, а ноги словно выросли на целый размер и перестали помещаться в туфлях. Кроме того, мне ужасно хотелось есть». Потом был фастфуд – вообще мрак! Мыть полы в зале, убирать со столов, улыбаться клиентам, которых хотелось просто закатать в асфальт… А еще чудовищно некрасивая и неудобная форма! Потом - опять потом! - была массовка на киностудии – ясное дело, с мечтой попасться на глаза знаменитому режиссеру – четырнадцать часов работы в день за триста рублей и разбитые мечты: «… побеседовав с коллегами, мы (с Танькой – Е.М.) окончательно пришли к выводу, что подавляющее большинство их – либо чудики, либо лентяи и неудачники, либо персонажи с весьма сказочными представлениями о жизни. К последней категории относились особа в зеленом… и, кажется, я». Словом, когда у Ульяны появились заработанные четыре тысячи, платье как-то … вылиняло, что ли. И шов кривой обнаружился. Жалко стало Ульяне отдавать свои кровные за синтетический цвет фуксии. И Генка как-то… тоже вылинял. Появился другой парень, появилась цель: «А я? Что могу я? Листать глянцевые журналы и выдумывать сказочные истории успеха?! Что ж это получается?! Значит, они все могут поступить в вуз, а я не могу?! Значит, я не способна ни слушать рекламу, ни листовки как следует раздавать, ни гостей в общепите обслуживать… а другие, выходит, запросто?! Люди, значит, будут деньги зарабатывать, таланты свои раскрывать, а я? Хуже я, что ли? Слабее других?! Ну уж нет! Ульяна Горохова всем покажет!» Книжку, наверное, стоит прочитать тем, кто потихоньку приходит к мысли, что просто так только дождик идет, что без труда не вытащишь и рыбку из пруда, что истории успеха разных там Дольче & Габбана и Стивов Джобсов – это история не только мечты, идеи, но и работы по ее воплощению. Мечты handmade – сделанной своими руками.

 

 

Габова, Е. Большая девчонка: [ повесть для среднего школьного возраста; 12+] / Елена Габова. - Москва: Эксмо, 2013. - 192 с.: ил. - (Только для девчонок).

 

Виолетта Покровская! Звучит! С таким именем надо быть актрисой, балериной…словом, кем-нибудь этаким. Ну, Вы поняли. Но ты носишь черные джинсы – только черные, их у тебя несколько, черные футболки и водолазки, и поэтому зовут тебя Ветка… подруг у тебя нет – от девчонок тебе нужно поклонение («В классе все девчонки меня воображалой считают. Высокомерной, точнее»), от парней – любовь, но тот, кто нравится, к тебе равнодушен. А он такой! Черные волосы до плеч, темные глаза, длиннющие ресницы, нежное лицо… Заха-ар! И когда в соседнюю квартиру переезжает парень. («Вся семья, конечно, переехала вместе с ним. Елки! У него такие глаза! Такие, елки, го-лу-бы-е! Я прямо остолбенела, когда увидела. Под цвет его джинсов прямо»), то ничего особенного не происходит. Ну, голубые глаза, ну, красивый, ну, умный, ну, зовут аж Лев, садится в классе за твою парту - вы же соседи по дому. Захар все равно лучше. Со Львом можно разговаривать, слушать музыку, поделив наушники плеера на двоих. Дебюсси слушать, потому что Лев музыкант, играет на рояле – и как играет! И за себя постоять может – с чувством собственного достоинства парень. Захар ему, правда, не понравился: тупой, говорит. И не понимает, как ты, умная, пишущая стихи, можешь любить… пустое место («Ты же в нем по уши… погрязла»)

«-Он тупой. Неужели не видишь?

Я снова вспыхнула.

– Почему ты так решил? У него что, на лбу написано?

– Вот именно: написано! Именно: на лбу. Интересная девушка влюбилась… в какое-то мурло.

– Эй, эй, полегче! – ох, как я разозлилась! Мне захотелось ударить Левку. Залепить изо всех сил затрещину. Если бы это был другой, не Лева, он бы и получил! А Лева… я и правда считала, что Лев Капитонов – мой друг. Он так же считал, об этом была записка в школе. Друга бить по лицу как-то не по-людски.

– Могу тебе зло и с уверенностью сказать, – проговорил Лева, сощурившись и оставив в покое свои ногти, – через год-два ты будешь с удивлением или даже со смехом вспоминать свое сегодняшнее чувство»

Двух лет не понадобилось. После необдуманного твоего поступка Лев перешел в параллельный класс, а потом и вовсе перевелся в музыкальный колледж. И без него стало… скучно, серо. Не так. И исправить уже ничего нельзя – это только в спорте у легкоатлетов бывают три попытки. «Мораль сей басни такова…» Да нет никакой морали. Тут кстати пришлись бы пословицы типа: «С лица не воду пить», «Видом орел, а умом тетерев», «Красота приглядится, а ум пригодится». Однако чужой опыт редко кому помогает. Пока собственных шишек не набьешь – не поумнеешь. Хотя, конечно, возможны варианты. Вот о собственных шишках и повесть.

 

Екатерина Валентиновна Маркова,
библиограф информационно-библиографического отдела